«С ДРУГОЙ СТОРОНЫ». СЕРГЕЙ КИВРИН

За Сергеем Кивриным прочно укрепилась репутация одного из лучших спортивных фотографов России. Его архив содержит репортажи из горячих точек, портреты знаменитостей, городской пейзаж, рекламные снимки и, конечно, спортивные фотографии, равных которым, пожалуй, нет. Сегодня в рамках рубрики «С другой стороны» Сергей Киврин вспоминает о своей работе на Олимпийских играх в тандеме с Андреем Головановым и дружбе с выдающимися спортсменами.

«Карелин Гарднеру не проиграл»

- Первое, что приходит на ум, когда начинаешь вспоминать Олимпийские игры,  –  это ужасно обидное поражение Саши Карелина в Сиднее. Я видел, что он вытворял с соперниками на пути к финалу. Упаковывал их в конверт, запечатывал и отправлял до востребования. Такая же участь должна была постигнуть и американца (Рулона Гарднера – прим.авт.), но в решающей схватке Карелина замкнуло. Поскольку мы друзья, Саша мне потом рассказал, что произошло. «Представляешь, руки опустились: не могу бороться и всё! Такое было первый раз в жизни». Это говорил человек, который действительно не знал, что такое поражения.

Кстати, Гарднеру, что бы ни говорили, Саша тоже не проиграл. Есть снимки, на которых видно, что этот дурацкий крест первым разорвал американец. Но дело не только в судействе. Перед Сиднеем Карелину не давали нормально тренироваться. Трехкратного олимпийского чемпиона то и дело выдергивали на мероприятия, связанные с предвыборной агитацией в пользу одной всем известной партии. А Саша такой человек: если что-то пообещал, сделает обязательно. Этим все, конечно, пользовались…

Незадолго до сиднейского финала, 19 сентября, Карелину исполнилось 33 года, и я подарил ему красивый бумеранг, расписанный австралийским художником. Пожелание было такое: «Пусть все добро, которое ты делаешь людям, возвращается к тебе, как этот бумеранг».

Тогда я и предположить не мог, какой драматичной получится для Саши его последняя схватка в карьере! Когда он боролся с Гарднером, я отложил камеру в сторону и дал волю эмоциям. Потом плакал уже Карелин, а его жена, как могла, защищала мужа от журналистов. Я понимал, что подходить к нему сейчас не стоит. Да и что можно было сказать великому спортсмену, который только что не смог выиграть четвертое олимпийское «золото»? Такие люди  в утешении не нуждаются.

«Массажист Евгения Садового»

- Как мы познакомились с Карелиным? О, это очень смешная история. Перед Олимпийскими играми 1996 года в Атланте я сотрудничал с газетой «Лос-Анджелес таймс». Вместе с корреспондентом-американцем и переводчиком мы приехали в Подольск брать интервью у лидера олимпийской сборной России. Хочу сказать, что бригада у нас была не робкого десятка: до встречи с Карелиным в этом же составе мы работали под обстрелами в Чечне. Но при виде гигантской фигуры, выходящей из бассейна, оба моих спутника категорически отказались подходить к  Карелину. Договариваться об интервью пошел самый смелый – то есть я.

В раздевалке моему взору предстала фантастическая картина. Карелин, абсолютно голый, сидел в позе роденовского «Мыслителя», а из окна на него, как в храме, падали лучи света. Из этого мог получиться классный снимок, но, к сожалению, мы тогда еще не были знакомы. Заикаясь от страха, я объяснил причину своего визита. Гора выслушала, а потом изрыгнула из себя: «А я могу отказаться?».  И тут я сподобился на шутку: «Конечно, можете! Нас трое, но мы же все равно с вами не справимся». Гора засмеялась и пообещала скоро выйти.

После интервью я напомнил Саше историю о том, как он выдавал себя за массажиста Евгения Садового. Дело было после Олимпийских игр в Барселоне. В самолете трехкратный олимпийский чемпион по плаванию и мой хороший знакомый Женя Садовый сидел рядом с Сашей, которого тогда еще не все знали в лицо. На вопрос одной из стюардесс «А вы кто?» Карелин, кивнув на соседа, без тени улыбки ответил: «Его массажист». 

Так началась наша дружба. Осенью 1996 года я снимал в Кремле церемонию вручения государственных наград. Карелин уже в ранге трехкратного олимпийского чемпиона  получил «Золотую Звезду» и звание Героя Российской Федерации. Я сказал, что у меня есть его снимки с этого мероприятия и оставил визитку. Потом мы встретились у меня дома. Узнав, что фотографии – это подарок, Саша искренне удивился: «Ты первый человек, который не взял с меня деньги!». И добавил: «Если отказываешься от гонорара, тогда я приглашаю тебя на охоту».

Тут надо сказать, что я терпеть не могу охотников. Набравшись смелости, на правах старшего товарища (у нас разница 13 лет) сурово произнес: «Если узнаю, что ты убил хоть одну зверушку, уши оборву!». Саша покраснел, как нашкодивший ребенок, и стал оправдываться. «Да мы просто шишек соберем, шашлыки пожарим и домой».

Свое слово Карелин сдержал. Перед Играми в Сиднее, будучи больным (с температурой),  он несколько дней возил меня по сказочно красивым местам Горного Алтая. Я уговаривал его заняться своим здоровьем или хотя бы здоровьем детей, которые тогда тоже болели. Но куда там! Если Карелин что-то обещал, продолжение вы знаете…

Саша не только надежный товарищ, но и хохмач, каких свет ни видывал. В 1999-м на чемпионате мира по спортивной борьбе в Афинах со мной сфотографировалась чуть ли не вся наша команда, включая тренеров. Я не понимал, в чем дело, но спросить постеснялся. Может, меня с кем-то перепутали?

Затем в Москве начался Кубок Кремля по теннису. В один из дней к моей супруге подошел будущий олимпийский чемпион, борец греко-римского стиля Мурат Карданов: «Тут рядом с вами фотограф сидел – высокий такой, бывший чемпион мира по боксу. Не знаете, где он?». Сказать, что жена была удивлена, значит, не сказать ничего. Оказывается, еще в Афинах Сан Саныч всем по секрету сообщил, что я - великий в прошлом боксер. Народ, конечно, на это повелся. Тем более у меня тогда нос был свернут набок!  

«Одним жестом Немов вошел в историю»

- Еще один человек, которого мне было сложно фотографировать по причине нашей дружбы, - это Леша Немов. Мы познакомились в Атланте, где он выиграл 6 олимпийских медалей (как и четыре года спустя в Сиднее – прим.авт.), в том числе «золото» в командных соревнованиях и в опорном прыжке. Помню, как Леша нервничал в ожидании оценок. Все подходили его поздравлять, а он повторял как мантру: «Не верю, не верю, не верю!».

То, что произошло с ним в Афинах, в 2004-м, было не меньшей трагедией, чем в случае с Карелиным. У Леши была потрясающая по сложности и красоте программа на перекладине, которую он выполнил без ошибок. Но Немова самым наглым образом засудили, оставив на последних Играх без медали!

Когда объявили оценки, на трибунах поднялась буря негодования. 20 минут соревнования не могли возобновиться, пока наш спортсмен не попросил болельщиков сменить гнев на милость. Помните приложенный к губам палец?! Считаю, что одним этим жестом Немов навсегда вошел в историю спортивной гимнастики и вообще всего мирового спорта. Тот случай, когда поступок говорит о человеке больше, чем любая награда. Хотя медалей у Леши тоже очень много: 12 олимпийских, 9 с чемпионатов мира. Великий спортсмен!

«Известный провокатор»

- Со сборными СССР и России по волейболу езжу на крупные турниры, начиная с 1988 года. На протяжении 5 лет принимал участие в создании журнала «Время волейбола», который президент ФИВБ Рубен Акоста называл лучшим в мире изданием по данной тематике. Плюс ко всему сам когда-то пытался играть в волейбол, так что этот вид спорта мне очень близок. Как и Сергей Тетюхин.

Мужской волейбольный финал Олимпийских игр в Лондоне. Сборная России безнадежно уступает бразильцам – 0:2 по партиям. Когда команды меняются сторонами площадки, я громко, чтобы наши ребята слышали, заявляю: «Проиграете - руки вам не подам!».

С моей стороны это, конечно, была провокация, попытка встряхнуть команду. Я вообще известный провокатор (Смеется.)

Могу вспомнить, как после бездарного поражения 0:3 от болгар в Мировой лиге, когда нашу сборную еще тренировал Виктор Радин, я орал на весь зал: «У нас в стране мужчины  есть?». Прошел год. Сборная России вырывает у кого-то победу в пяти партиях, и Сережа Орленко (был такой нападающий) спрашивает с затаенной обидой: «Ну, что, Сергей, есть у нас мужчины?». Значит, сработала моя провокация!

Или вот был случай. В 2010-м в Японии проходил женский чемпионат мира по волейболу. После выигранного у полячек матча я оказался в одном автобусе с нашими девчонками. Начинаю им рассказывать, что лидер сборной Польши Малгожата Глинка расплакалась после поражения. На что Таня Кошелева заявляет: «Ну, и пусть плачет, не будет говорить про нас гадости». А следующий матч у россиянок – с Бразилией. Тут у меня в голове словно какой-то тумблер переключился, и я начинаю на ходу откровенно врать. «Ха, слова Глинки – это детский лепет по сравнению с тем, что про вас говорили бразильянки». «А что, что?». «Извините, не могу это повторить, я же интеллигентный человек».

Провокация достигла цели. Девчонки вышли на площадку злые и разорвали бразильянок на мелкие кусочки!

Возвращаясь к лондонскому финалу, конечно, перелом в матче наступил не из-за моего спича про руку. Сработали перестановки Алекно, да и сами ребята в какой-то момент поверили в победу. Главное, что они сделали ЭТО! Когда было разыграно последнее очко, я заревел как корова. Вскоре ко мне присоединился Тютик (прозвище Сергея Тетюхина – прим.авт.). Вот за кого я особенно рад. Человек, как никто, заслужил это «золото» всей своей фантастической карьерой и невероятными личными качествами. Не представляете, как бы мне хотелось вновь испытать те же эмоции и так же обнять Тютика в Рио-де-Жанейро!

«В Лиллехаммере чистейшие туалеты»

- Когда на Играх спортсмены жалуются на усталость, сразу возникает желание рассказать им о нашем с Андреем Головановым олимпийском графике. Три часа на сон, а все остальное время, так или иначе, уходит на работу. И в таком режиме надо прожить 18 дней!

В Турине Голованов однажды дал мне возможность выспаться. Я все равно по привычке встал рано, позавтракал и решил немного обработать фотографии. Очнулся через несколько часов в клавиатуре компьютера и чудом не опоздал на дневную съемку в «Русский дом».

После каждых Олимпийских игр мы делаем персональную фотовыставку. Это примерно 100 кадров, которые, скажем так, не стыдно повесить на стенку. Для сравнения удачным для фотографа считается год, когда удается сделать 10 таких снимков. А тут нужно в 10 раз больше и на всё про всё - 18 дней. Масштаб бедствия понятен?!

Мой олимпийский стаж пока остановился на цифре 14. За это время всякое случалось. В 1984-м в Сараево у меня на фигурном катании прямо из-под ног украли камеру. Причем чужую.

В Лиллехаммер в 1994-м я поехал за свой счет и жил…в туалете. Как? А вот так! Свободных номеров в гостиницах не было, зато в домике для прессы оказалось 2 чистейших ватерклозета. Один из них на две с половиной недели стал моим домом. Утром перед уходом я выворачивал лампочку, и санузел, в котором отсутствовало окно, погружался в кромешную тьму. Естественно, туда никто носа не совал. А вечером брал у Голованова надувной матрас, плед и подушку, вкручивал обратно лампочку и запирал за собой дверь. Удобства под рукой, сосед не храпит, из окна не дует – красота! Удивительно только, как я никому на глаза не попался. В этом домике жили несколько зарубежных журналистов, которые никак не могли понять, что происходит с одним из туалетов. Почему там то темно, то дверь закрыта?! Ну, извините, ребята. Второй-то туалет был целиком в вашем распоряжении…

«Олимпийские игры фавел»

- В нашем тандеме с Головановым у каждого свой бзик. Андрей, например, помешан на синхронном плавании. С точки зрения съемок, выигрышный вид спорта: теплый бассейн, красивые девчонки в оригинальных купальниках. Да еще это всегда несколько гарантированных золотых медалей сборной России.

А я повернут на лошадках. У меня идея фикс – снять падение всадника и лошади в стипль-чезе. Андрей это знает, поэтому на каждых летних Играх, скрепя сердцем, отпускает меня на соревнования по конному спорту, где у россиян никаких медальных перспектив нет.    

Голованов ко всему прочему еще и везунчик. Однажды на Кубке Кремля он целый день слонялся без дела, потом взял камеру, и именно в этот момент швейцарец Марк Россе решил красиво упасть и подбросить вверх ракетку. А я просидел в засаде, как дурак, целый день, и снимок в итоге не получился. Но все равно я беру свое усидчивостью. Допустим, мне потребовалось три Уимблдона, чтобы сделать хороший снимок с падением теннисиста. Как надо, завалился на траву Энди Роддик (Смеется.)

Есть виды спорта, в которых с наскока в плане съемки ничего путного не получится. Например, керлинг. То же самое можно сказать про шахматы. Если вникнуть или, как у нас говорят, погрузиться в них, откроется невероятный пласт драгоценной руды. В советское время я много работал на шахматных турнирах. Тогда у нас были колоритные личности. Один Михаил Таль с внешностью Паганини чего стоил! Тогда, кстати, шахматистам разрешалось курить за доской, что фотографам тоже было на руку. Мы ловили эти моменты. А вот хоккей снимать легко. Бац – зуб вылетел! Бум – синяк под глазом! Только успевай нажимать на кнопку…

Что я хотел бы первым делом сфотографировать в Рио? Сначала надо туда попасть. С этим, если честно, пока проблемы. Если удастся приехать не к самому открытию, тогда постараюсь сделать съемку под условным названием «Олимпийские игры фавел». Как мальчишки и девчонки в бразильских трущобах играют в футбол, соревнуются в борьбе, боксе, легкой атлетике. А рядом в полуразвалившемся домике работает телевизор - бразильская семья смотрит другие Олимпийские игры…

«Спорный мяч»

"Спорный мяч" - так называется снимок, который на долгие годы стал моей иконой. На фотографии, сделанной когда-то моим папой, известным фотографом Владиславом Кивриным, на первый взгляд, все просто: два баскетболиста с разным цветом кожи прыгают за мячом. Но это видимая простота. На самом деле у фото много смыслов. Две расы борются за господство на земном шаре, почему нет?!

Чем больше в кадре философии, тем лучше. Но приблизиться к уровню отца мне к 60 годам удалось лишь в одном снимке. Он сделан в 1983 году в Междуреченске на соревнованиях по прыжкам на лыжах с трамплина. Это история маленькой звезды и толпы, которая собралась ради нее…

Сегодня, 27 октября, Сергею Киврину исполнилось 60 лет. Служба информации ОКР поздравляет замечательного фотографа с юбилеем!

Юрий Бутнев, Служба информации ОКР


27 октября  2015