«С ДРУГОЙ СТОРОНЫ». ЕВГЕНИЙ ДЗИЧКОВСКИЙ: «Если китайскому крабу партия прикажет жить - он не умрет»

Очередным героем рубрики «С другой стороны», в рамках которой своими воспоминаниями о работе на Олимпийских играх делятся известные  спортивные журналисты, стал редактор отдела футбола газеты «Советский спорт», в недавнем прошлом обозреватель «Спорт-Экспресса» Евгений Дзичковский.

МИСТИКА СИНХРОННОГО ПЛАВАНИЯ

- В Афинах больше всего запомнились жара и интервью с Олегом Янковским, который оказался очень умным и, как ни странно, прекрасно знающим спорт человеком. На тех же Играх удалось пообщаться и с Леонидом Парфеновым, но тут ощущения после разговора были иные. Стало понятно, почему мэтру тележурналистики не очень удаются спортивные программы, в отличие от политических и исторических. Спорт все-таки не его конек…

Афинская Олимпиада стала для меня первой, поэтому было много эмоций и профессиональных открытий. Именно в Греции я раз и навсегда проникся симпатией к синхронному плаванию. Очень зрелищный вид спорта – особенно, если в бассейне хорошая акустика.

В Пекине, например, музыку было слышно плохо, и от этого общее впечатление несколько портилось. Ну, и конечно, чисто по-мужски приятно смотреть на красивых девушек - точнее, в основном, на их ноги. Особенно в конце олимпийской командировки!

На таких соревнованиях в глубине души всегда немного завидуешь судьям, чьи места находятся совсем рядом с бассейном. Хотя там обычно сидят люди пенсионного возраста, которых женской красотой и грацией не проймешь. 

Есть такие персонажи и среди журналистов. В Афинах после победы Анастасии Давыдовой и Анастасии Ермаковой у меня чуть не сорвалось с ними интервью из-за того, что не очень трезвый коллега влез в разговор с вопросом… Как бы это сказать помягче? Содержащим ненормативную лексику. Неловкость испытали все присутствующие. Кроме автора вопроса.

С синхронным плаванием связана еще одна смешная история. На Играх в Лондоне я воспел на страницах «Спорт-Экспресса» спортивный подвиг Светланы Ромашиной. В тексте материала все было хорошо, а вот в заголовке спортсменка была названа Натальей! Так иногда бывает: журналист ошибся, а в редакции не поправили…

Утром случился приличный скандал. В газету позвонили из федерации синхронного плавания: «Ребята, ну вы даете!». Пришлось специально ехать на техническую программу синхронисток, где не разыгрывались медали, чтобы подготовить еще один репортаж и заодно извиниться перед Ромашиной.

Заметка была написана, интервью с извинениями в мискт-зоне тоже состоялось. Но к своему ужасу на следующий день я понял, что опять ошибся – теперь уже в фамилии, обозвав на тот момент уже двукратную олимпийскую чемпионку Светланой Романовой.

Получилось как у Пушкина: «И в третий раз пошел старик на берег моря, и стал звать золотую рыбку».

Сделал еще одно интервью со Светой, десять раз проверив имя и фамилию, прежде чем отправить материал в редакцию. На этот раз в тексте ошибок не было, зато на фотографии тренер Ромашиной Татьяна Данченко была подписана как Татьяна Покровская (главный тренер сборной России по синхронному плаванию).

Тут уже все поняли, что это какая-то мистика, бороться с которой бесполезно.

МУЗЫКАЛЬНЫЕ ЭТЮДЫ ГЕСКИНА

- Ночные Афины щедро дарили неожиданные, иногда жутковатые встречи. Однажды во время ужина в уличном кафе (в силу рабочего графика он начинался где-то в час ночи) к журналистам «СЭ» подошло странное существо. Девушка-наркоманка с исколотыми руками и при этом беременная (!) попросила денег. Тихо вышла из тьмы и бесшумно туда же ушла…

А разве можно забыть музыкальные этюды в исполнении руководителя нашей бригады Владимира Гескина, которому мы на день рождения по инициативе Льва Россошика, скинувшись, подарили настоящий синтезатор?! Ночь, центр Афин, вкусная еда, терпкое вино и классная музыка!

Потом, правда, Моисеич уже был не рад такому подарку. Вывезти громоздкий музыкальный инструмент самолетом в Москву оказалось делом весьма хлопотным.

УШИ ДИЗЛЬ И САНДРИН БАЙИ

- Через два года на Играх в Турине я плотно сидел на биатлоне. Тогда у нас даже женщины брали медали…

Надо сказать, что при всей любви к этому виду спорта, до  Олимпийских игр 2006 года  я на биатлоне не был ни разу. Поэтому, оказавшись на заключительной тренировке перед первой олимпийской гонкой, немного растерялся. Кругом великие спортсмены – Чепиков, немка Дизль.

Кричу ей: «Уши, можно интервью?». Подошла вся такая красивая, в белоснежном комбинезоне. На вопросы ответила, но при этом поглядывала на меня как-то странно – особенно когда обращался к ней по имени.

Все это время рядом с нами стоял нынешний главный редактор Sports.ru Юрий Дудь (ему тогда было 18 лет). «Почему ты называл ее Уши?», - удивленно спросил он, когда биатлонистка укатила восвояси. - «А кто же это, по-твоему?».

Оказалось, что я разговаривал вовсе не с немкой Уши Дизль, а с… француженкой Сандрин Байи! Путаница возникла из-за похожих комбинезонов.

Биатлонисты приятно удивили доступностью и простотой в общении. Светлана Ишмуратова на следующий день после своей олимпийской победы спокойно разрешила помочь ей донести лыжи. Благодаря этому получился нетривиальный репортаж.

«ПИТЬ НАДО МЕНЬШЕ»

- Никогда в жизни я так не праздновал 23 февраля, как в Турине! В этот день нужно было взять эксклюзивные интервью у нашего «золотого» эстафетного квартета – Ольги Зайцевой, Альбины Ахатовой, Светланы Ишмуратовой и Анны Богалий. Рассчитывал поговорить с ними после медальной церемонии в машине по дороге из Турина в горный городок Чезана, где жили биатлонисты и я в том числе.

Но в Турине выяснилось, что свободных мест в микроавтобусе нет, и пришлось добираться домой железнодорожным транспортом, да еще без выполненной работы. В два часа ночи поезд привез корреспондента на крохотный итальянский полустанок, затерянный в горах. Первый автобус до Чезаны уходил только в 7 утра. Вокруг ни души, все закрыто, вокзальная площадь, мороз и ты!

В  течение следующих 5 часов я ходил по перрону как герой Андрея Мягкова в фильме «Ирония судьбы или с легким паром!». Помните: «Пить надо меньше, надо меньше пить»?! Это было как раз в ночь с 23 на 24 февраля…

Утром, злой и не выспавшийся, сразу поехал на биатлонный стадион, где уже без всяких церемоний поговорил тет-а-тет с каждой олимпийской чемпионкой, а потом передал в газету полосный материал. Сегодня это уже невозможно – имею в виду не объем текста, а его эксклюзивность.

СЛЕЗЫ ЕЛЕНЫ ВЯЛЬБЕ

- Впрочем, иногда в Турине по-настоящему везло. Например, я случайно стал свидетелем победы лыжника Евгения Дементьева в дуатлоне. Поехал просто посмотреть гонку, а в итоге по заданию главного редактора Владимира Кучмия написал комментарий на первую полосу, который до сих пор считаю одной из лучших своих олимпийских заметок.

А все потому, что сам неожиданно оказался в центре бьющих через край эмоций. Дементьев после финиша от волнения говорил исключительно междометиями. Я видел, как плакала от счастья великая лыжница Елена Вяльбе.  Потом она рассказала, что в Дементьева почти никто не верил, что его личного тренера не пустили на Олимпиаду и еще много всего интересного.

Это была, конечно, большая журналистская удача. Ради вот таких материалов мы и ездим на Олимпийские игры!

20 КМ ПОД ЛИПКИМ ДОЖДЕМ

- Это была одна из самых колоритных олимпийских командировок. Китай поразил даже не столько архитектурой, сколько укладом жизни и необычным поведением китайцев. Во время Игр они передвигались как вышколенные солдаты - бегом от объекта к объекту организованными группами.

На церемонии открытия 2000 человек в латах и шлемах несколько часов, не шелохнувшись, просидели на корточках. Меня бы в такой позе скрючило через несколько минут, а они ровно в 20:08 встали и задвигались как синхронистки в бассейне. Фантастика!

В спортивном отношении это была для нас не самая удачная Олимпиада. Безмедальное начало, к которому тогда мы еще тяжело привыкали. Серия допинг-скандалов. Необъяснимое поражение Юрия Борзаковского в полуфинале на коронной восьмисотметровке.

Из российских триумфов в Пекине больше всего поразила победа Ольги Каниськиной. Она прошла свои 20 км под липким дождем, вдыхая желтый смог, как настоящая чемпионка. Меня весь этот антураж пробил на разные поэтические образы. Тем горше было потом читать заявление WADA…    

Конечно, запомнился ресторан «Пекинская утка». Там на каждую съеденную утку приносят сертификат. Из этого документа с индивидуальным шестизначным номером можно узнать, на какой ферме птичка выросла и сколько прожила.

В пекинском дьюти-фри нельзя было пройти мимо живых крабов. Их просто связывали ленточкой и клали в коробку. Естественно, сразу возник вопрос, не привезу ли я в Москву дохлятину? Продавец успокоил: «Не переживайте, они даже в таком виде живут 7 дней». И тогда я понял: если китайскому крабу партия прикажет жить - он не умрет!

35 МИНУТ НА СОН

- Первое, с чего я начал, приехав в Уистлер, где располагался горный олимпийский кластер, попытался узнать, что в переводе означает это слово. Вариантов в англо-русском словаре было много. Так называли и стукачей, и перевозчиков контрабандного виски, и тромбонистов, и воющие бомбы. А оказалось, что название канадскому городку дал…черный сурок.

Работу в Ванкувере сильно осложняла большая разница во времени. Причем в неудобную для нас сторону. Когда мы работали на соревнованиях, редакции газет спали. А когда они просыпались, то нам заснуть уже не давали. Мой антирекорд по продолжительности сна в Канаде равнялся 35 минутам! 5 часов в постели считались огромной удачей…

Прямо под моей временной квартирой в центре Уистлера располагался Швейцарский дом. В отличие от российской сборной швейцарцы сразу стали выигрывать одну медаль за другой, а поскольку все вечеринки проходили у меня под носом, я быстро возненавидел запах шоколада и звон коровьих колокольчиков.

Что интересно: канадцы на время Игр не стали закрывать платные горнолыжные трассы. Любой желающий мог во время соревнований взять напрокат ботинки, палки и лыжи и заочно побороться, например, с Линдси Вонн. А заодно почувствовать себя вип-болельщиком: олимпийскую трассу от любительской в Уистлере отделял небольшой пластиковый заборчик.

 НА УИМБЛДОН ПО ОШИБКЕ

- Когда меня спрашивают, был ли я на Уимблдоне, всегда рассказываю историю с Олимпийских игр-2012. Однажды меня отправили на какие-то соревнования – кажется, это был марафон. Я сел в автобус и немедленно заснул. А когда открыл глаза, понял, что нахожусь в двух шагах от знаменитого на весь мир своими теннисными битвами Всеанглийского клуба лаун-тенниса и крокета.

Так что в Уимблдоне я был. Но всего несколько минут – до прихода другого автобуса…

Сама Олимпиада вопреки обычному сценарию началась для сборной России успешно. Уже в первый день после церемонии открытия «золото» выиграл дзюдоист Арсен Галстян. А концовку наши спортсмены выдали просто феерическую. В предпоследний день было завоевано 15 медалей, в том числе 6 золотых!  

Тогда мы еще не знали, что часть из этих наград потом будут аннулированы из-за допинговых разоблачений, и были искренни в своих переживаниях, перенося их бессонными ночами на страницы газет.

ЖЕЛЕЗНЫЙ ЗАНАВЕС НА КАССЕ

- Церемония открытия Игр в Сочи, бесспорно, была хороша. Но, на мой вкус, она была сделана телевизионщиками для телевизора. Я находился на стадионе, и многие детали от меня просто ускользнули. В Пекине, помнится, зрителям выдавали бинокли. В Сочи они бы тоже не помешали…

После домашней Олимпиады теперь ненавижу универмаг «Перекресток». К сетевому магазину никаких претензий - просто вечером в горах где-то нормально поесть было большой проблемой. Организаторы позаботились обо всем на свете, кроме недорогого общепита.

«Нагрузку дня» перед сном снять было тоже проблематично. Продажа спиртного, включая пиво и квас (!), прекращалась в магазинах ровно в десять вечера. Причем стояние в очереди по 15-20 минут не давало человеку любой национальности абсолютно никаких преференций – ровно в 22:00 «железный занавес» опускался. Сколько по этому поводу было скандалов на кассах, а что толку?!

ПИХЛЕР – НЕ ШАРЛАТАН

- Впрочем, бытовые мелочи не отменяют главного ощущения от Сочи-2014 – ощущения очень хорошо проведенной Олимпиады. Красивые спортивные объекты, фантастическая природа – особенно в горах. Невозможно описать свои чувства, когда кабинка подъемника возносит тебя выше облаков. 

Из своих творческих удач выделил бы эксклюзивное интервью с главным тренером женской сборной России по биалону Вольфгангом Пихлером. Разговор получился открытым и откровенным, что только укрепило мои симпатии к немцу как к человеку.

По поводу профессиональных качеств Пихлера есть разные мнения. Здесь можно дискутировать, но для меня очевидно, что Пихлер – не шарлатан. Посмотрите на результаты женской сборной до его назначения и после ухода. Везде показатели хуже, а сколько за это время сменилось тренеров? Значит, корень наших биатлонных бед не в Пихлере и вообще не в тренерах…

Интересной получилась беседа с президентом ОКР Александром Жуковым на старте Олимпиады. Понравилось, что Жуков не уходил от острых вопросов, не прятался за обтекаемыми формулировками. Такие материалы всегда вызывают чувство хорошо сделанной работы.

Из наших побед в Сочи запомнился золотой финиш Антона Шипулина в эстафете. К сожалению, биатлонные успехи были омрачены допинговым скандалом вокруг Юрьевой и Старых.

А вот феноменальный спурт Саши Легкова на третьем эстафетном этапе буду помнить, наверное, всю жизнь. Стоял недалеко от финишного коридора, и от азарта, от волнения подкашивались ноги. Было чувство, как будто Легков рвет жилы специально для тебя! Это трудно передать словами, но я это чувствовал. 

И еще, конечно, эмоционально зацепила победа Аделины Сотниковой. Я  написал тогда колонку в «СЭ» не о судействе, не о технике катания, а именно о своих эмоциях. С этих позиций Сотникова, на мой взгляд, была круче, чем кореянка Ю На Ким. А в остальном пусть разбираются специалисты…

Юрий Бутнев, Служба информации ОКР

17 апреля  2016