«С ДРУГОЙ СТОРОНЫ». АНДРЕЙ ГОЛОВАНОВ

За плечами у комментатора Первого канала Андрея Голованова работа на  девяти летних и зимних Олимпийских играх. Его подробный рассказ о них в рамках тематической рубрики, где известные журналисты делятся воспоминаниями о своих трудовых буднях, будет интересен даже тем людям, которые смотрят спортивные трансляции раз в четыре года.  

НАГАНО-98: «Виктору Гусеву не понравилось, что я обратил внимание на жену чешского хоккеиста»

- Первые Олимпийские игры в моей журналистской карьере  запомнились многими вещами. Во-первых, очень длинным перелетом. Проводить в воздухе больше восьми часов раньше мне не доводилось. А тут еще после посадки в аэропорту Токио нашу группу ждал трехчасовой переезд на поезде до Нагано. Во-вторых, олимпийская столица удивила маленькими номерами в отеле. Чтобы добраться до своей кровати, нужно было переползти через кровать коллеги. Интересно, как выживают в Японии во время Кубков мира наши волейболисты?!

Именно в Нагано журналисты впервые познакомились с новым форматом HD. В пресс-центре работала комната, где можно было посмотреть любые соревнованиям в специальных очках, создающих эффект присутствия. 17 лет назад это было в диковинку. Особенно сильные эмоции возникали при просмотре соревнований по прыжкам с трамплина. Спортсмены как будто летели прямо на тебя – казалось, что их можно потрогать за лыжу!

Первый канал решил подойти к освещению этих Олимпийских игр не банально. Помните популярную программу «Час пик»? Ее первым ведущим  был покойный Владислав Листьев, потом его сменил Андрей Разбаш, которого, к великому сожалению, уже тоже нет с нами. Так вот было решено оборудовать в Нагано студию для съемок «Час пик» и каждый день приглашать туда наших олимпийских чемпионов и призеров. Все бы ничего, да только медали у нас почему-то выигрывали одни и те же спортсменки – лыжницы Любовь Егорова, Лариса Лазутина и Ольга Данилова. В самом этом факте ничего плохого не было, просто все наши великие спортсменки не отличались красноречием. Поэтому очень скоро Разбаш понял, что хорошая идея обречена на провал. Через неделю олимпийский «Час пик» стал выходить из Москвы уже в другом формате. Ведущий из студии как бы вел диалог с комментаторами, но на самом деле это был не прямой эфир.

Еще, конечно, запомнился финал хоккейного турнира Россия - Чехия. Наши хоккеисты десятки раз безуспешно обстреливали Гашека, а вот единственный бросок защитника Петера Свободы по нашим воротам оказался точным. В этот момент камера выхватила на трибуне его супругу. Услышав в наушниках подсказку японского режиссера, я возьми, да и скажи: «Какая симпатичная у Свободы жена!». И тут моего напарника Виктора Гусева прорвало. «Андрей, сейчас не время обсуждать, красивая она или нет. До конца матча осталось 7 минут, мы проигрываем 0:1 в финале Олимпийских игр. О чем вы вообще думаете?!».

Это было произнесено в прямом эфире таким грубым тоном, что я слегка опешил. То, что мною было сказано для связки слов, Виктор в горячке репортажа, видимо, воспринял как проявление вопиющего равнодушия к судьбе сборной России. Дескать, нашим сейчас тяжело, а я глазею на красивых барышень. Но, поверьте, у меня и в мыслях не было ничего подобного!

К счастью, этот маленький инцидент никак не повлиял на наши с Виктором дружеские отношения. Мы и по сей день продолжаем вместе комментировать различные матчи, а о том, что произошло в Нагано, вспоминаем с улыбкой.  

Помимо хоккея на тех Играх я много работал на фигурном катании и на соревнованиях по конькобежному спорту. В коньках мы не выиграли ни одной медали. Почему? Тогда в моду как раз вошли так называемые «слеп-скейты» – коньки с «отрывающейся» пяткой. Большинство ведущих конькобежцев бежали именно в них, и только россияне почему-то оказались в стороне от технического прогресса. Наверное, поздно спохватились. Это по-нашему…

Зато в фигурном катании блеснул мой хороший знакомый Илья Кулик. Вот только предложение записать интервью во время прогулки по центру Нагано, олимпийским чемпионом было отвергнуто с каким-то диким испугом. То ли Илья не ожидал от себя такого результата. То ли испугался ажиотажа вокруг своей персоны. Для меня это загадка по сей день.  

СИДНЕЙ-2000: «Мясо кенгуру, да простят меня любители дикой природы, очень вкусное!»

Перелет Москва – Нагано оказался сущим пустяком по сравнению с 20-часовой дорогой до австралийской столицы. Сидней – фантастически красивый город. Мост, оперный театр в виде лепестка и другие его главные достопримечательности у меня до сих пор перед глазами, хотя прошло уже 15 лет.

В плане работы третьи мои Игры получились очень нервными. Я много времени проводил на соревнованиях по легкой атлетике, где на фоне успешного выступления россиян в других видах спорта результаты у нас были не самые блестящие. По-моему, легкоатлеты взяли всего три «золота»: два в мужских и женских прыжках в высоту, да еще Ирина Привалова быстрее всех пробежала 400 метров с барьерами. Поэтому в эфире Первого канала на легкую атлетику отводилось в день не больше 20 минут. Но смотреть нужно было всю программу (тогда финалы проводились и утром, и вечером), чтобы ничего не пропустить.

Так что Сидней я видел только из окна машины по дороге из гостиницы в главный пресс-центр и обратно. Лишь однажды удалось выкроить немного времени на поход в знаменитый океанариум. Местные акулы – это нечто! А так все было по стандартной схеме: гостиница – шаттл - арена – шаттл - гостиница. Ах да, еще как-то раз попробовал в ресторане мясо кенгуру. Довольно вкусно, надо сказать. Да извинят меня любители дикой природы!

Из рабочих встреч в Сиднее могу выделить интервью с главным тренером женской волейбольной сборной Николаем Карполем. Насколько этот специалист бывает резок (если не сказать – агрессивен) по отношению к своим подопечным во время матчей, настолько спокойно и расслабленно  он ведет себя с журналистами. Подозреваю, что я задавал Карполю не самые умные, с точки зрения волейбольного эксперта, вопросы, но отвечал он терпеливо, подробно и образно. Такие интервью даже монтировать жалко: как говорится, из песни слова не выкинешь!

СОЛТ-ЛЕЙК-СИТИ-2002: «В год чемпионата мира по футболу Хабибулин стал Нигматуллиным»

- Это единственные Игры, на которые ваш покорный слуга опоздал. Недели за две до отъезда в США меня угораздило потерять загранпаспорт. Восстановили его с использованием неких административных рычагов достаточно быстро, но я все равно попал в Солт-Лейк-Сити только на вторую неделю и комментировал исключительно хоккей.

Наша сборная дошла до полуфинала, где в матче против хозяев турнира едва не отыгралась с 0:3. Точнее говоря, третья шайба в сетке ворот американцев побывала, но арбитр по непонятным причинам ее не засчитал. С подачи российских журналистов этот эпизод вошел в историю как «гол-фантом Максима Афиногенова».

При желании можно было раздуть скандал прямо во время репортажа, но мы с Виктором Гусевым этого делать не стали. Чего-чего, а скандалов с участием россиян на Играх-2002 хватало. Все помнят историю с двумя золотыми медалями в соревнованиях спортивных пар у фигуристов. Еще была дисквалификация женской эстафетной команды в лыжных гонках, допинг-проверка биатлониста Павла Ростовцева за 20 минут до старта, жуткое судейство во фристайле.  

По правде говоря, в Солт-Лейке была довольно напряженная обстановка. Атмосферы праздника не чувствовалось совершенно. Повышенные меры безопасности, принятые американскими властями после терактов 11 сентября 2001 года, привели к огромным очередям перед входом на олимпийские объекты. Машины проверяли с особой тщательностью. Впрочем, какие тут могут быть претензии к организаторам? Они дули на воду… 

Чтобы не заканчивать рассказ об американской командировке на грустной ноте, напомню, как Виктор Гусев во время хоккейных трансляций два или три раза назвал голкипера сборной России Николая Хабибулина Нигматуллиным! Впоследствии Виктор отшучивался: «Ничего страшного! Это же год чемпионата мира по футболу. Мы уже думаем о лете».

АФИНЫ-2004: «Когда Олег Янковский начинал говорить, все замолкали»

Ни об одной олимпийской столице в период подготовки к Играм не было столько негатива в СМИ, как об Афинах. Сообщалось, что объекты построить в срок там не успеют, что для спортсменов в Олимпийской деревне ужасные условия и т.д. Как всегда, все это оказалось неправдой.

Понятно, что Греция в экономическом отношении не самая развитая страна, но все мелкие огрехи организаторы Игр-2004 компенсировали огромным старанием и предельной доброжелательностью. Даже когда в пресс-центре вышла из строя вся компьютерная система, греки продолжали улыбаться и, кстати, быстро устранили поломку.

В афинскую студию Первого канала регулярно приходили интересные персоны. Меня поразила Елена Исинбаева. Глядя на нее, можно было подумать, что она занимается чем угодно, но только не прыжками с шестом. Столько в ней было красоты, обаяния и женской грациозности.

Великий актер Олег Янковский пришел на эфир с трубкой – как Шерлок Холмс. Курить в студии, естественно, было нельзя, а вот имитировать процесс, посасывая губами мундштук, - сколько угодно. Помню, как Янковский признавался в любви к боксу. Он сравнивал этот вид спорта с шахматами, рассуждал о том, что каждый удар на ринге, по его мнению, имеет выверенный расчет и тайный смысл. И удивлялся невероятной выносливости боксеров. Что интересно: когда Олег Иванович начинал говорить, все вокруг сразу замолкали. Такое влияние на аудиторию подвластно только гениальному актеру.    

На этот раз в мою зону ответственности входили, в основном, водные виды спорта. Прыжки в воду я комментировал с нынешним главным тренером сборной России Олегом Алексеевичем Зайцевым. Человек он суровый, армейской закалки. Когда во время проверки связи редактор трансляции попросил его сказать несколько слов в микрофон, мой собеседник командным голосом отрапортовал: «Олег Зайцев, подполковник российской армии, ЦСКА Москва».

Так же жестко Олег Алексеевич учил меня разбираться в прыжках. Писал на листочке аббревиатуру и ледяным голосом спрашивал: «Как называется этот прыжок?». Я что-то робко мямлил. «Не правильно. Думай!». Я собирался с мыслями и давал верный ответ. Только тогда мы переходили к следующему элементу.

Когда спустя 8 лет в Лондоне я работал на прыжках в воду уже один, то не раз вспоминал добрым словом своего «учителя». После курса Зайцева распознать количество «винтов» и «оборотов» в прыжке было проще пареной репы. Я даже стал говорить как Олег Алексеевич! Качественный прыжок Зайцев всегда сопровождал словами: «Выполнен в полном блеске». А если спортсмен допускал ошибку, следовала другая ремарка: «Не в блеске прыжок, не в блеске!». И я, сам того не замечая, несколько раз выдал то же самое в репортажах из олимпийского Лондона.

ТУРИН-2006: «Владимир Познер оказался фанатом фигурного катания»

- На Олимпийских играх Первый канал и «Россия-2» обычно заранее договариваются о том, какие виды спорта и в какие дни они показывают. Такой же дележ телевизионного пирога состоялся и перед Турином. Но когда начались соревнования, кто-то взял чужую трансляцию. Возник конфликт, после которого обо всех договоренностях было забыто, и каждый канал стал показывать то, что считал нужным.

На Первом прописалось фигурное катание. Я проводил в комментаторской кабине по 3-5 часов в день. Одному выдержать такой график было бы тяжело, но с такими замечательными помощниками, как Олег Васильев, Илья Авербух, Владимир Котин, время летело незаметно.

С особым удовольствием я сейчас вспоминаю совместную работу с олимпийским чемпионом в парном катании, замечательным тренером Олегом Кимовичем Васильевым. Мы выходили в эфир в 21:00, когда трансляция была доступна только жителям восточных регионов нашей страны. А в 21:30 после программы «Время» к эфиру подключалась основная аудитория. Поэтому мне частенько приходилось задавать Олегу одинаковые вопросы. Но он ни разу не удивился, хотя мы ничего заранее не обговаривали. Васильев всегда отвечал так, как будто слышал мой вопрос в первый раз.

Однажды к нашему дуэту присоединился Владимир Владимирович… Познер. Оказалось, что мэтр очень любит фигурное катание. Мало того - Познер пришел на эфир подготовленным. Вот что значит профессионал! Во время репортажа он сообщал любопытные исторические факты. Вот, например, вы знаете, что первые упоминания о фигурном катании датированы 14-15 веком, а местом зарождения этого вида спорта считается Голландия?

В то же время Познер не стеснялся задавать Васильеву дилетантские вопросы, в его поведении не было даже намека на звездный статус. Не удивительно, что в такой теплой компании я не заметил как пролетели очередные 3 часа эфирного времени.

А в фигурном катании почему-то именно после Турина у нас начался дикий бум. Осенью того же года на Первом канале стартовал проект «Ледниковый период», на котором я проработал два года. Народ стал активно записывать своих детей в секции. Неужели все дело в туринской победе Евгения Плющенко?!  

Еще в Турине мне довелось освещать скелетон. Александра Третьякова тогда еще никто в лицо не знал, да и сам вид спорта в России был малоизвестен. Поэтому мою идею сделать сюжет о скелетоне руководство канала восприняло без энтузиазма. Но при поддержке главного редактора Алексея Кузнецова я добился-таки своего. Сюжет вышел в эфир, а через 8 лет в Сочи о скелетоне уже не говорил только ленивый.

ПЕКИН-2008: «Трансляция финала в прыжках с шестом благодаря Исинбаевой получила сумасшедшие рейтинги»

- Из того, что я видел до Сочи, это были лучшие Олимпийские игры. Одна церемония открытия чего стоит! Китайцы хотели через спорт представить свою страну, рассказать о ней всему миру – и им это с блеском удалось.

В Пекине впервые в истории соревнования по синхронному плаванию, прыжкам в воду и плаванию проходили в одном бассейне. По вечерам он состоял из отдельных кубов, которые меняли цвет. И таких интересных с архитектурной точки зрения объектов в Пекине было великое множество. Недавно этот город получил право провести у себя зимние Игры 2022 года. Так вот хочу сказать, что для видов спорта, которые проходят под крышей, в Пекине все готово уже сейчас. Осталось только построить горный кластер.

А в 2008-м организаторы (за что им отдельное спасибо) ввели еще одно новшество, которое сильно облегчило работу журналистам. Где мы теряем больше всего драгоценного времени на Олимпийских играх? При досмотре около входа на тот или иной объект. Китайцы решили эту проблему кардинально. Журналистов проверяли только один раз – на выходе из гостиницы. Дальше ты садился в шаттл, приезжал в Олимпийский парк и там уже никто не просил тебя выворачивать карманы и открывать рюкзак. На любую арену вход был свободным, благодаря чему я и мои коллеги сэкономили массу времени.

Единственное, на что китайцы при всем желании не могли повлиять, - это погода. В Пекине было дико жарко и влажно. При сложении два этих минуса вопреки законам арифметики давали минус в квадрате. Во время групповой шоссейной гонки, которая длилась больше 6 часов, мое сознание помутилось до такой степени, что я положил вещи в один шаттл, а сел в другой. Спасибо моему коллеге с «России-2» Саше Гришину, который не дал двум микроавтобусам разъехаться в разные стороны.

Если говорить о спортивных впечатлениях, то это, конечно же, вторая олимпийская победа Исинбаевой. Ее борьба один на один с мировым рекордом стала одним из главных украшений этих Игр, а у трансляции Первого канала с финала женских прыжков с шестом оказались сумасшедшие рейтинги.  

ВАНКУВЕР-2010: «Плющенко проиграл Лайсачеку по делу»

- Есть мнение, что Виктор Гусев – нефартовый комментатор. Но в Ванкувере я своего коллегу по этой части переплюнул. Именно при мне российская сборная по хоккею сначала проиграла в группе словакам – 2:3, а в четвертьфинале была уничтожена канадцами – 3:7.

Немного скрасить горечь от этих поражений позволила совместная работа с двукратным олимпийским чемпионом Евгением Владимировичем Зиминым. Это невероятно душевный, остроумный и образованный человек. Как и в случае с Олегом Васильевым, у меня было ощущение, будто мы знакомы всю жизнь. Схожие чувства, как выяснилось, испытал и Зимин. После заключительного эфира Евгений Владимирович признался, что, работая со мной, он вспомнил молодость. На хоккейной площадке, как и в комментаторской кабине, очень важна взаимная поддержка, чувство локтя. У нас все это было.

Из других событий запомнился грандиозный скандал в коньках. После первого забега у мужчин на дистанции 500 метров возникли проблемы с заливкой льда.  Ладно мне пришлось как-то выкручиваться – все-таки прямой эфир. Но я не завидую канадцам, которые нигде не могли найти новую заливочную машину взамен сломанной. Пауза тянулась до тех пор, пока на лед не вышел президент Союза конькобежцев Оттавио Чинкванта. Я слышал в наушниках, что он сказал этим бедолагам. На русский язык это лучше не переводить. Зато техника быстро нашлась!

На фигурном катании я впервые работал с Татьяной Анатольевной Тарасовой и проникся громадным уважением к этому выдающемуся тренеру и человеку. Как настоящий профессионал, она переживала не только за наших спортсменов. Когда Тесса Вирту и Скотт Мойр выиграли олимпийское «золото» в танцах на льду, Татьяна Анатольевна в прямом эфире кричала «браво» и аплодировала канадской паре, откатавшей две фантастические по красоте и сложности программы. Оксана Домнина и Максим Шабалин тоже очень старались и заняли в итоге третье место. Но канадцы тогда от всех улетели в космос!

Что касается поражения Евгения Плющенко, которое в Ванкувере наделало много шума, я считаю, что наш фигурист проиграл по делу. Ему недодали баллов в короткой программе, но в произвольной Женя при всем моем глубоком к нему уважении катался хуже американца Лайсачека. К сожалению, признать это у нас смогли далеко не все. Началась истерия с обвинениями в адрес арбитров. Читать и слушать, как у Плющенко украли золотую медаль, было одновременно и смешно, и грустно.

К слову, Ванкувер оказался во всех отношениях чудесным городом. Спроси меня, где бы я хотел жить, ответил бы, что именно там...  

ЛОНДОН-2012: «Британская чопорность лезла из всех щелей»

- На мой взгляд, англичане провели Игры небрежно. Если в Пекине чувствовался размах, а в Афинах - доброжелательное отношение к гостям, то в Лондоне не было ни того, ни другого. Зато из всех щелей лезла британская чопорность: «Скажите спасибо, что мы вас принимаем!». Вслух этого никто, конечно, не произносил, но спрятать пренебрежительное отношение было трудно. Да лондонцы особо и не пытались.  

Где-то на окраине города был Олимпийский парк, а центральный Лондон жил своей жизнью. Отсюда и незаполненные трибуны, и отсутствие праздничной атмосферы.

В итоге Лондон запомнился пробками, от которых не спасали даже выделенные полосы, провалом россиян в стрельбе, «золотом» Ильи Захарова в прыжках в воду и невероятным по драматизму финалом мужского волейбольного турнира, когда команда Владимира Алекно победила бразильцев, уступая 0:2 по сетам.

Отдельно хочу сказать несколько добрых слов в адрес трехкратной олимпийской чемпионки по синхронному плаванию Марии Киселевой, с которой я комментировал водные виды спорта. Талантливый человек талантлив во всем – это про нее. Замечательная в прошлом спортсменка после окончания карьеры прекрасно проявила себя и в политике, и в роли ведущей телевизионного проекта, и на комментаторской позиции. Главное, что от Киселевой всегда исходит позитив. Такие люди – большая редкость в нашем прагматичном мире. За них надо держаться.

СОЧИ-2014: «А теперь поговорим о санном спорте!»

- Про Сочи много сказано, поэтому постараюсь быть не банальным. То, что Игры пройдут на самом высоком уровне, я понял еще за два месяца до церемонии открытия, когда приехал на Кубок Первого канала по хоккею. Мы жили в Олимпийском парке, каждый день ездили мимо новеньких арен (из них мне особенно понравился конькобежный стадион) и было видно, что подготовка идет своим чередом, все под контролем.

Не думаю, что смогу удивить читателей какими-то свежими подробностями на тему организации соревнований. А вот забавную историю из собственной практики в Сочи рассказать могу.

Однажды мы с коллегой Евгением Кузнецовым комментировали хоккейный матч между женскими сборными России и Германии на арене «Шайба». Рядом аналогичным делом занимались комментаторы «России-2» Роман Скворцов и Сергей Гимаев. И вот наступает перерыв. Коллеги с дружественного канала в эти минуты могут выключить микрофоны, встать и размять ноги. А у нас эфир продолжается. Мне предлагают прокомментировать вслепую групповые соревнования фигуристов. Это выглядит примерно так. Редактор трансляции предупреждает: «Сейчас будут выступать Траньков и Волосожар».  И я, не видя картинки, должен что-то про них сказать. Потом про Липницкую, Плющенко и далее по списку.

   

А Гимаев не знает, что мы продолжаем работать. У него-то перерыв. Сергей Наильевич подходит ко мне, кладет руку на плечо и готовится что-то спросить. Как вдруг слышит, что я вещаю про фигурное катание. На его лице появляется легкое удивление.

В этот момент мне сообщают, что нужно переключиться на санный спорт, где Альберт Демченко только что стал серебряным призером. И я произношу бодрым голосом следующую фразу: «А теперь после фигурного катания поговорим о санном спорте».

При этих словах Сергей Наильевич в ужасе отпрыгивает от меня метров на 5! В его понимании в перерыве хоккейного матча можно делать что угодно, но только не рассказывать телезрителям о фигурном катании и тем более санном спорте. Видимо, потрясение от моей работы было настолько сильным, что в этот вечер Гимаев ко мне больше не подходил.

Кстати, эту историю на Первом канале всегда вспоминают, когда хотят меня поощрить за хорошую работу…

Юрий Бутнев, Служба информации ОКР

12 октября  2015