«С ДРУГОЙ СТОРОНЫ». АЛЕН ФАБИАНИ

В ходе состоявшегося в Олимпийском комитете России мастер-класса с участием Алена Фабиани представители средств массовой информации узнали, как бывший связующий сборной Франции по волейболу переквалифицировался из профессионального спортсмена в телекомментатора-эксперта. В рамках тематической рубрики «С другой стороны» Служба информации ОКР представляет вниманию читателей истории, рассказанные французским гостем.  

Уход с волейбольной площадки

«Я принял решение завершить профессиональную карьеру в тот момент, когда  почувствовал боли в спине. Сейчас я иногда играю в волейбол на пляже вместе со своей дочерью, но на серьёзном уровне, к сожалению, не практикую. В сборную Франции я попал в 17 лет, а заканчивал играть, когда мне было за 40. Если бы не проблемы со спиной, я бы, может быть, играл бы до сих пор (смеётся), но тренироваться на регулярной основе было бы уже тяжело.

Первые 6 месяцев после того, как я закончил карьеру, я чувствовал себя ужасно: мне снились кошмары, я плохо спал, был не в своей тарелке. Но, спустя полгода, всё пришло в порядок».

Неожиданный дебют

«Я до сих пор не считаю себя журналистом, однако моё погружение в этот невероятный и не похожий ни на что иной мир происходило весьма своеобразно.

Прошло 12 лет с тех пор, как известный французский канал «Плюс» решил на регулярной основе показывать международные соревнования по волейболу. По правилам, которые придумали представители канала, репортаж непременно должны вести 2 человека – комментатор и эксперт. А ещё, к удивлению руководства, неожиданно выяснилось, что никто из их штатных  комментаторов ничего не понимает в волейболе и не разбирается в правилах игры.

У них не было и специалистов, готовых выступить в роли эксперта. В конце концов, остановились на одном комментаторе, который, однако, сам никогда не играл в волейбол, и моей кандидатуре в качестве эксперта. Поскольку я сыграл 400 матчей за сборную Франции и совсем незадолго до того, как канал «Плюс» решил показывать волейбол, завершил свою профессиональную карьеру, мне предложили комментировать волейбол на Олимпийских играх в Афинах.  Так я дебютировал в эфире на главном спортивном событии, - это, конечно, стало для меня большой неожиданностью и удивлением».

 

 «Покажите мне кнопку выхода из эфира!»

«Первое время я очень боялся выходить в эфир. Мне приходилось себя сдерживать, чтобы не сказать в эфире чего-нибудь лишнего. На Олимпиаде в Афинах я порой употреблял по ходу репортажа те профессионализмы и термины, которые привык слышать на скамейке в качестве игрока.

Где-то за 30 минут до начала первого матча коллега-комментатор стал мне объяснять, как пользоваться комментаторской гарнитурой. В итоге встреча началась до того, как я успел во всём разобраться (смеётся). Единственное, о чём я попросил, это показать кнопку, на которую нужно нажать, чтобы меня не было слышно в эфире (смеётся). Мне было сложно работать, когда кто-то из эфирной бригады что-то говорил по связи по ходу матча.

Также необходимо было сработаться с журналистом и постараться ввести зрителей в более детальный курс дела. На первых порах это было очень непросто. На комментаторской позиции есть монитор, на котором отображается картинка, которую видят все телезрители, и комментаторская гарнитура. Здесь мне тоже нужно было сориентироваться: куда смотреть? На площадку, где происходят события матча, или в монитор, чтобы понимать, что в конкретный момент времени видит телезритель?

Сначала я говорил о том, что видел на площадке, но телезритель в это время смотрел повторы – это я понял гораздо позже. И только через несколько лет я привык к подобной работе в эфире без какой-либо неуверенности. Я сделал вывод, что нужно улавливать не только то, что происходит на площадке, но и то, что творится вокруг Её величества-игры: эмоции спортсменов, тренеров, атмосферу зала и многое другое. Я понимал, что телезрителю необходимо объяснять детали волейбола, потому что уловить все нюансы, просто глядя на телевизионную картинку, было невозможно. Человеку, который в этом разбирается детально, порой гораздо проще объяснить то или иное решение судьи на вышке, чем это может сделать журналист».

Про два типа телезрителей

«После первого опыта на Олимпийских играх в Афинах я комментировал чемпионаты мира и Европы, поэтому после 2004 года я, фактически, начал погружаться в курс дела.

Очень важная вещь – это взаимодействие журналиста и эксперта, это помогает телезрителю в полном объёме получать информацию о том, что происходит. Думаю, во всех странах телезрители делятся на две категории: те, кто хочет смотреть волейбол, и те, кого должен привлечь и заинтересовать комментарий».

«Включить, нельзя вычеркнуть!»

«До Олимпийских игр в Пекине я прокомментировал два чемпионата Европы и два мировых первенства. В то время сборная Франции была на подъёме, входила в число фаворитов, поэтому у руководства канала не было проблем с отправлением комментатора и эксперта в командировки. Однако в 2008 году команда Франции не попала на Игры, и у начальства возник вопрос, нужно ли посылать вместе с комментатором эксперта. В конечном итоге руководство приняло решение, что в Пекин поедут оба.

Я ездил на Игры до Олимпиады 2012 года, но ввиду того, что французские волейболисты не попали и на Игры в Лондоне, было решено не отправлять в Великобританию ни комментатора, ни эксперта. В итоге на Игры-2012 меня в качестве комментатора пригласил канал Bin Sport, который приобрёл права на трансляцию соревнований. Поначалу канал «Плюс» спокойно к этому отнёсся, думая, что серьёзной конкуренции со стороны нового канала не будет.

Приоритетными видами спорта во Франции являются футбол, гандбол и баскетбол. На основании этого факта каналы подписали между собой соглашение, в котором говорилось, что в случае попадания национальных сборных по этим видам спорта в полуфиналы крупных турниров, обладатели прав делятся с общедоступным федеральным каналом правом на трансляцию соревнований. До поры-до времени всё шло гладко, но поскольку сборная Франции по волейболу в этом году вышла в финал чемпионата мира, а волейбол не значился в списке видов спорта, на которые действует вышеупомянутое соглашение, то федеральный канал просил Bin Sport о предоставлении возможности трансляции финального волейбольного матча. Biт sport пошёл навстречу общедоступному французскому каналу, но потом очень об этом пожалел.

Мне позвонили из France television и попросили прилететь в Софию, чтобы прокомментировать финал с места событий. Спортивный канал потерял примерно половину своих зрителей, а на федеральном канале финальную встречу, по итогам которой наша команда стала чемпионом мира, смотрели 1 миллион 400 тысяч зрителей.

После того, как наша команда стала чемпионом мира, министр спорта Франции принял решение включить волейбол в число привилегированных видов спорта и добавить его к тому списку в законе, о котором я упоминал».

Работа-мечта

«В первые годы своей работы я всё же чувствовал, что по-прежнему остаюсь игроком, а не журналистом. Сейчас я чувствую, что впитал в себя навыки журналиста, и теперь на всё происходящее на площадке я смотрю немного иначе. Я проникся работой, которой занимаются журналисты, и мне это по-настоящему нравится. Телевизионная спортивная журналистика – это, фактически, работа-мечта. Если возвращаться к отношениям между журналистами и спортсменами, я придерживаюсь мнения, что нужно работать бок о бок, чтобы лучше понимать друг друга. При этом в спортивном комментарии я вновь почувствовал себя спортсменом.

У меня до сих пор остаются прекрасные отношения с теми, с кем вместе мне довелось играть. Непонимание между журналистами и людьми из мира спорта возникает, если ты пытаешься кого-то уколоть, сказать что-то негативное про какого-то спортсмена или тренера. Игрок или тренер в такие моменты, как правило, закрывается, и никогда больше не отвечает на твои вопросы».

 

«Владимир Алекно – тренер с большой буквы!»

«Я очень хорошо знаю Владимира Алекно. Он играл за команду из Канн, а я там живу. Во Франции у Владимира случился рецидив травмы колена, и ему говорили, что нужно заканчивать карьеру, что он больше не сможет играть. Но он  отвечал руководству клуба: «Вы меня ещё увидите, я обязательно вернусь!». После операции Алекно поехал в центр реабилитации разрабатывать коленный сустав, и через 4 месяца побил все рекорды, существовавшие в вопросах реабилитации. Владимир Алекно – настолько сильная личность, что порой он выполнял просто немыслимые объёмы работы. То, что он сотворил во время финальной игры в Лондоне против сборной Бразилии, доказывает, что Владимир Алекно – тренер с большой буквы!».

О женском волейболе

«Я не комментирую женский волейбол, поскольку во Франции он развит не таком уровне, как мужской. Если бы это случилось, я бы наверняка испытывал определённые трудности. Признаюсь, несколько матчей женских команд с Игр в Афинах мне, всё-таки, пришлось комментировать. Слава Богу, их показывали ночью, и это меня спасало, потому что, с моей точки зрения, эти репортажи были не самыми лучшими. Парадоксально, что самые интересные матчи из тех, которые я видел, были как раз в исполнении женщин!».

Сборная мира Алена Фабиани

«Если бы мне предложили набрать команду мира, то в неё бы обязательно вошёл блокирующий Александр Савин. Второй, с кем бы я с удовольствием сыграл – это доигровщик советской сборной Александр Сороколетов. Ещё я бы позвал Дмитрия Мусэрского, это уникальный игрок. Только не подумайте, что я называю российских волейболистов только потому, что нахожусь в России. Я пригласил бы в такую сборную и канадца Поля Гротена, с которым мне доводилось играть. Он был бы очень полезен нашей команде. Идеальным тренером нашей сборной, на мой взгляд, был бы Жан-Марк Бюшель, который тренировал команду Франции с 1979 по 1986 год. С ним мне приходилось работать, он, безусловно, высококлассный специалист.

Раньше проводились матчи, в которых олимпийские чемпионы играли против сборной мира, и я принимал участие в такой встрече. В 1988 году сборная мира играла против сборной США. В игре были задействованы представители одиннадцати стран. Мы тогда провели два матча против американцев, и, несмотря на то, что в обеих встречах наша команда уступила, одну из партий мы выиграли со счётом 15:0 – для нас это было знаковым событием».   

«В заключение нашей беседы мне бы хотелось пожелать всем нам встретиться в следующем году на Играх в Рио-де-Жанейро. Поверьте, там будет жарко во всех смыслах этого слова!»

Служба информации ОКР благодарит за перевод с французского языка вице-президента Европейского союза спортивной прессы, первого вице-президента Федерации спортивных журналистов России Льва Россошика. 

Юрий Царицин, Наталья Пахаленко (фото), Служба информации ОКР

2 декабря  2015