«МОЙ ДЕТСКИЙ АЛЬБОМ». АННА ЧИЧЕРОВА

Олимпийская чемпионка 2012 года, чемпионка мира и Европы по прыжкам в высоту Анна Чичерова в специальном проекте службы информации Олимпийского комитета России «Мой детский альбом».

ИСПЫТАНИЕ «НА СЛАБО»

«Я иногда задаю себе вопрос: «А кем я хотела быть в детстве?». Кто-то хотел стать космонавтом, кто-то учителем, - а я, наверное, больше хотела быть врачом. При этом мне очень нравилось рисовать и петь. У нас стояло дома пианино.

Папа отучился в музыкальной школе 8 лет, а потом как-то сказал: «Больше я никогда не сяду за этот инструмент», - и закрыл крышку. Видимо, чувствовал, что это не его. Я же никогда в музыкальной школе не занималась. Ну стоит это пианино – и стоит, мы в большей степени по клавишам «клацали». А ещё с братом прыгали с него на пол. Сигали сверху на паркет и испытывали себя «на слабо». 

Ещё дома была гитара, но я больше любила слушать, как родители на ней играли и пели.  Я ходила в разные кружки, например, вязания, но как-то эти занятия не прижились. Видимо, из-за того, что я чаще всего видела в детстве стадион, я и стала профессиональной спортсменкой.

Кстати, о рукоделии.  Папе как-то купили новую куртку-«аляску», она в то время была на пике моды. Куртка  висела не в шкафу, а где-то на видном месте в коридоре. Маленькая я взяла в руки ножницы, включила смекалку и сделала из меха на куртке бахрому. Это был дизайнерский ход, потому что папина «аляска», по мнению Ани, не должна была быть похожей ни на одну другую. 

СИНУСЫ-КОСИНУСЫ 

У меня была детская мечта: классе в 3-м я больше всего на свете хотела куклу «Барби»! Было сложное время, и у родителей не было возможности покупать мне дорогие игрушки (а Барби тогда стоила недёшево). Я приходила после школы в магазин, останавливалась около этой куклы, смотрела на неё и думала: «Какая же ты красивая!».

Она была как настоящая – у неё гнулись руки и ноги. И потом я всё время ходила и искала себе волшебную палочку, чтобы воплотить в жизнь свои мечты и мечты моих друзей. Наверное, поэтому я всегда стремлюсь сделать так, чтобы у Ники всё было. Кстати, Барби у неё есть – подозреваю, что я неосознанно через дочь реализовала то, чего в детстве добиться не удалось (смеётся).

Я закончила школу с золотой медалью, но на самом деле никогда не ставила такой задачи. Скорее, хотела, чтобы родители были довольны. Я думала: «Боже, ну зачем мне нужны эти синусы-косинусы, если я спортсменка?». Не буквально, конечно, а вот так, по большому счёту.

Особое внимание в семье уделялось русскому языку и литературе. Очень хорошо помню бабушкины слова: «У тебя «4» по русскому?... Да, это неприятно» (смеётся). Но этот предмет был у меня любимым. Свою учительницу Татьяну Ивановну Смирнову  помню до сих пор, она мне очень нравилась, и как преподаватель, и как человек.

 «НЕУЖЕЛИ Я ТАК ПЛОХО ВЫГЛЯЖУ?»

Смотрю вот на эту фотографию, и думаю: «Как же круто! Я, оказывается, прыгала так чётко! Почему же сейчас не могу так сделать?» (смеётся). Очень даже недурственно для начала пути. Посмотрите – и прогиб какой, и ровно так лечу над планкой – сейчас как-то не так легко уже, мне кажется (смеётся).

Время летит очень быстро.  До Олимпийских игр в Бразилии его всё меньше и меньше. Мне иногда задают вопрос: «Вы закончили, да?». В такие моменты  начинаю задумываться: «Неужели я так плохо выгляжу?!» (смеётся).  В принципе, думаю, если бы  выиграла чемпионат мира в Москве, возможно,  и ушла бы на такой вот мажорной ноте. Но я не выиграла. Поэтому очень рассчитываю, что Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро станут ярким восклицательным знаком в моей карьере.

Тем более, что Ника – мой самый большой мотиватор. Она растёт, и ей нужно уделять больше времени. Обратно эти мгновения отмотать будет нельзя, поэтому постараюсь успевать прыгать в высоту и, что называется,  быть на высоте в семейном секторе. Это,  безусловно, очень непросто, но истина довольно проста: никто и никогда не заменит объятия мамы и ребёнка, особенно после спортивного триумфа!». 

«НУ КАКОЕ ТЕСТО!»

«В детстве выбора у меня не было вообще – вся семья занималась спортом. Отец прыгал в высоту, мама играла в баскетбол. Мы с братом фактически росли на стадионе. Я уже в 3 года начала делать первые шаги в прыжках, правда, сначала в длину.

Были иногда моменты, когда мне становилось грустно от того, что я очень много времени проводила на спортивной арене. Все дети гуляют во дворе, а меня снова и снова тащат на стадион. Негодовала тогда про себя: «Да что же это такое? Я ведь так хочу с друзьями-подругами поиграть!». Потом взрослеешь, и всё воспринимается уже иначе. Я вот сейчас за своей дочкой Никой наблюдаю – всякие барьеры, бег по стадиону, лавочки, скакалки, маты, батуты – конечно, это здорово! Где бы ещё так разгуляться детскому организму?!

Вот таким я была «пухликом». Мама рассказывала, что к нам спускалась за солью соседка сверху, и когда видела меня, маленькую и толстую, как на этой фотографии, постоянно говорила: «Тесто, ну какое тесто!».    Если говорить о качествах характера, которые родители с детства старались мне привить, то стоит, наверное, отметить трудолюбие, усердие, честность и дисциплину.

Спорт, кстати, очень многое даёт в этом смысле, потому что, например, когда я приходила из школы, прекрасно понимала, что надо сесть сделать уроки, чтобы потом пойти тренироваться. Я была жутким «совёнком», очень любила поспать. Моя активность наступала ближе к вечеру, в том числе и в учёбе. Когда была постарше, сочинения садилась писать исключительно вечером.

Я считаю, что спортсмены очень отличаются от всего другого народа. Не хочу никого обидеть, но действительно любой спортсмен, как правило, очень дисциплинирован и пунктуален. Сказали быть в десять – непременно будет к нужному времени, и ни минутой позже.

НОГИ ПОТОЛЩЕ

В школе я была безумно худая, и на 1 сентября часто повторяла про себя: «Господи, сделай так, чтобы у меня были чуть-чуть потолще ноги, чтобы я могла надеть юбку» (смеётся). Стеснялась безумно!

В этом смысле спорт был для меня мощным двигателем. Я стала добиваться каких-то успехов, начала выделяться за счёт первых побед, которые, если не ошибаюсь, пришли классе в восьмом.  Помню, как я гордо вышагивала из Дворца спорта домой по своей Белой Калитве,  с огромным баулом, который был, наверное, в 2 раза больше меня.

Спорт совершенно точно повысил мою самооценку.  Я поняла, что отличаюсь от остальных своими достижениями, победами, и от осознания этого факта было невероятно тепло и радостно. Мы с родителями продолжали вести активный образ жизни, и, помимо лёгкой атлетики, в моей жизни были настольный теннис, бадминтон, баскетбол, скейтборд и ещё много других видов спорта, все  не перечислить.

 БАБУШКА С КЕГЛЯМИ

До 10 лет мы жили в Армении, и  там было очень много тутовника (его ещё часто называют шелковицей). Ягоды этого дерева бывают разных цветов – белые, фиолетовые. За гаражами в соседском дворе росло огромное дерево, на которое мы карабкались и ели эти «вкусняшки».

Из двора выбегала бабушка (скорее даже не выбегала, а неторопливо выплывала) и швыряла в нас….. кеглями. Но она же старенькая, пока она до дерева добредёт, мы все успевали слезть. Только сейчас понимаю, что если бы она была порасторопнее и хотя бы раз в кого-то попала (а залезали мы довольно высоко), думаю, простым ушибом дело бы не закончилось.

Я могу однозначно сказать, что  ненавидела детский сад. Это самое неизгладимое впечатление моей жизни и по сей день. Там я часто смотрела на две вещи: на хомячков и на аквариум, всякий раз сопровождая просмотр мыслью: «Господи, ну когда же за мной уже придут?!» (смеётся). Я там не спала и ничего не ела. Размазывала суп по тарелке: «Я съела много, вы что, не видите, сколько было и сколько осталось?!». И всё время хотелось оттуда сбежать. Помню, как я выбегала из ворот и кричала маме вслед: «Не уходи, пожалуйста, мамочка!». Заведующая даже говорила: «Если вы не поговорите дома с ребёнком, забирайте её и сидите с ней сами. Что это такое? Разве можно устраивать такие истерики каждый день?». Я рада, что моя дочь Ника ведёт себя в этом плане совсем не так.  Ей в детском садике нравится.

КАРАНДАШОМ ПО ПАЛЬЦАМ

Хорошо помню мамины слова о моем детстве: «Что ты только ни делала! И кувыркалась на жёстком покрытии, и носилась, сломя голову, и подпрыгивала, стараясь в воздухе сделать шпагат,  вообще не думала о том, что можно получить какое-то повреждение».

Я и правда была очень энергичным ребёнком, и мой младший брат, наверное, не всегда понимал, как вообще можно жить в таком ритме. Зато отчасти перенял у меня стремление открывать всё новое и неизведанное.  Как-то раз он вынул вилку от магнитофона из розетки и контактами приложил к  языку. Остался ожёг в виде двух чёрных точек.

Ну и я тоже находила возможность сунуть свой нос всюду, где только было возможно. Один раз влезла карандашом в электрическую панель с обратной стороны лампового телевизора, проверить контакты на исправность. Что-то там крутила-тыкала-вертела, но, слава Богу, ничего экстраординарного не произошло, током  не шарахнуло. Правда, карандашом по пальцам от родителей мне потом ой как досталось.

УБРАТЬ ПОД КОРЕНЬ

Один раз мы с братом подстригли друг другу ресницы. Мама была на кухне. Рассказывала потом: «Думаю, какая-то подозрительная тишина в комнате, что-то здесь явно не в порядке». Когда она увидела нас,  двух чудиков, - чуть в обморок не упала! Первая мысль была: «Хорошо, что у обоих глаза на месте». Мы убрали  друг у друга под корень всё, что, как нам казалось, было лишним над глазами. Мама ещё тогда нас после этого пугала, что мы так и останемся на всю жизнь людьми без ресниц.

Конечно, была у меня определенная свобода, но точно не такая, как у других детей. Маме постоянно казалось, что вот именно я непременно могу куда-то провалиться, споткнуться, упасть, пораниться – словом, она оберегала нас с братом со всех сторон. Только когда сама становишься матерью, думаешь: «Как же тут не переживать?!» С другой стороны, мне кажется, что дети, которые рождаются сейчас – более свободные, наше поколение несколько иначе их воспитывает. Сейчас у них больше возможностей. Различные гаджеты, девайсы, секции, курсы. В нашем детстве больше было всего такого, что мы делали своими руками.

Юрий Царицин, Служба информации ОКР

18 декабря  2014